XI МОЛОДЕЖНЫЙ ТЕАТРАЛЬНЫЙ ФОРУМ «M@RT-КОНТАКТ – 2016». Спектакль «Мастер и Маргарита» театра «Малабар-Отель», Польша.

Одним из самых ожидаемых событий фестивальной недели стал спектакль «Мастер и Маргарита» поставленный польским театром «Малабар-Отель» по одноименному роману Михаила Булгакова. Билеты на спектакль были раскуплены в считанные часы, да и аннотация к спектаклю звучала многообещающе. Труппа из Варшавы грозилась не просто воплотить сюжет с помощью современных театральных средств, но и вызвать духов романа.

IMG_4355

Во время первого действия на сцене царило настоящее безумие. Создавалось ощущение, что всё, разыгрываемое актёрами, происходило в голове у самого Булгакова во время написания романа, поскольку персонажи инсценировки старались наперебой поведать своё видение истории, произошедшей на Патриарших.

Среди множества коробок, свисающих липких лент и прочего мусора на стуле, стоявшем по центру сцены, сидел поэт Бездомный. Будто уже обезумевший, он был одет лишь в белое комбинированное трико и старался наиболее полно рассказать о произошедшем Секретарше, которая записывала его слова. Вот только в работе актёров было совершенно незаметно внутренней связи, будто и Бездомный говорил сам себе, а Секретарша, размышляя о своём, записывала что-то другое – и постоянно машинально переспрашивала у поэта окончания его фраз.

IMG_4360

Режиссёр спектакля Магдалена Миклаш решила объединить некоторых персонажей и возложить на актеров исполнение сразу нескольких ролей. Так, например, в исполнение Мартина Бортниковского были отданы образы Воланда, Иешуа, Центуриона Крысобоя и головы Берлиоза, что составило наиболее сложный и метафоричный тандем. В первом действии, размышляя о правдивости библейской истории, актёру приходилось спорить с самим собой. Реплики Берлиоза будто бы произносила кукольная голова, одетая на руку Мартина Бортниковского, а саркастичные ответы Воланда, жесткие реплики Центуриона и умиротворённые фразы Иешуа произносил сам актёр.

IMG_4374

Возможно, объединением Воланда и Иешуа режиссёр спектакля хотела показать, что всё самое божественное и демоническое может быть заключено в одном человеке.  Однако сам диалог, на котором зиждется все дальнейшие события романа, в исполнении одного актёра был проговорен механично и слишком быстро, без оценки мыслей «собеседника», отчего лишался всякой философии, и в постановке исчезал столь важный вопрос о человеческом бытии, заложенный в основу романа.

Сам спектакль был напрочь лишен карнавальной эстетики, отчего воспринимался не просто тоскливо, но даже мучительно. Из-за больших неполадок как с технической, так и с организационной стороны, невозможно было понять какая палитра образов дана в исполнение тому или иному актёру. Из-за импровизационности, составляющей основной принцип актёрского существования на сцене, русскоязычные субтитры, выводимые на экраны мелким шрифтом, постоянно перескакивали. Казалось бы, сюжет романа знают все и ориентироваться в происходящем на сцене можно было бы, даже слушая польскую речь, но актёры порой говорили так тихо и невнятно, что их реплики не доходили и до середины зрительного зала.

IMG_4356

Из актёрских перевоплощений самым ярким и харизматичным стало исполнение роли Коровьева хрупкой актрисой травести. Как оказалось, это была сама режиссёр спектакля, Магдалена Миклаш, которая была вынуждена выйти на сцену, поскольку одна из актрис не приехала. В остальных случаях актёрские работы воспринимались довольно уныло.

В сумме спектакль длился почти 4 часа с антрактом. Однако первое действие, длившееся два часа, прошло без Мастера и без Маргариты соответственно и просто утомило зрителей. Многие выходили из зала во время самого представления; большинство зрителей покинуло спектакль во время антракта.

Остаётся загадкой, в чём конкретно заключается причина такого провала, поскольку воедино сложилось множество факторов. Несмотря на это, небольшое оживление в спектакле произошло во втором действии. Терпеливый зритель, увидел яркий и утонченный «булгаковский» карнавал в сцене бала у Воланда, однако этого момента дождалась в лучшем случае треть зала.

Текст: Татьяна Янукович

Фото: Олег Гунин

Реклама